Обезьяна не видит не слышит


Три обезьяны. Ничего не вижу, ничего не слышу, Ничего не знаю, ничего никому не скажу   Многим известен древний восточный символ — три обезьянки, одна из которых старательно закрывает лапами глаза, вторая — уши, а третья — рот.


Три мудрых обезьяны олицетворяют в Японии буддистский принцип недеяния зла: «не видеть зла», «не слышать.


Обезьян называют Мидзару — она закрывает глаза, «кто не видит зла»; Кикадзару, — закрывает уши, «кто не слышит зло», и Ивадзару, — прикрывает рот, «кто не говорит о зле».


По-японски фраза «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не говорю» звучит как «мизару, киказару, ивазару». Японское слово же «обезьяна» звучит сходно с окончанием каждого из этих трех глаголов - «зару» или «дзару».


Обезьяны широко известны как «не вижу, не слышу, не говорю», но на самом деле, у них есть свои имена. Обезьяну, которая закрывает себе уши, зовут Кикадзару, которая закрыла себе рот, — Ивадзару, а Мидзару закрывает глаза.


Наверное, многие из вас видели статуэтки или картинки трех обезьян, одна из которых закрывает лапами рот, вторая глаза  Смысл концепции заключается в том, что если человек не видит зла, не слышит зло и не говорит зло, то он, своего рода.


Три обезьяны — устойчивая художественная композиция, символ, выражающий принцип «не вижу зла, не слышу зла, не говорю о зле». Обезьян называют Мидзару — она закрывает глаза, «кто не видит зла»; Кикадзару, — закрывает уши.


Поэтому популярная в западных странах интерпретация «не видеть, не слышать, не говорить», когда обезьяны не дают проникнуть злу, закрывая рот, глаза и уши, не отвечает действительному смыслу.


Помимо этого, фраза «Не вижу, не слышу, не говорю» звучит по-японски как «мизару, киказару, ивазару», а слово «обезьяна» оказывается схожим по звучанию с окончаниями этих глаголов – «дзару».